Корзина
Выбрано товаров: шт.
На сумму: 0 руб.
Джем Pureprotein
Pureprotein amino
печенье Pureprotein
Pureprotein gainer protein

Не пожарный, не спасатель-спортсмен-подводник

Не пожарный, не спасатель-спортсмен-подводник. Но такая уж странная планида у Карапетяна, что на протяжении жизни он не раз и не два оказывался на месте катастрофы «ближе всех». И у охваченного пламенем дома.
И у кабины скатывающегося в пропасть автобуса. И у бездны озера, куда рухнул троллейбус, набитый пассажирами. В целом Шаварш-лучший подводный пловец всей планеты-спас от смерти двадцать человек! Заплатил за их жизни своим здоровьем, спортивной карьерой и смолкнувшими медными трубами. Взамен получил момент истины: многие люди оценили самопожертвование героя, но тех самых двадцати среди них нет.
О спорт, ты-что?
Шаваршу Карапетяну было всего 17, когда на него свалился повод обидеться на весь белый свет и дело было не в том, что ему не разрешили пить лучший протеин для набора мышечной массы. Его, чемпиона Армении среди юношей в плавании на спине и вольным стилем, тренерский совет отстранил от участия в сборной республики, объявив… неперспективным. Это он-неперспективный?! Всего за год из безликой массовки Всесоюзной школьной спартакиады 1969 года Шаварш вырвался в рекордсмены, доказав всем, на что способен. Потому ушам своим не поверил, когда услышал приговор, отдающий откровенным издевательством. Злой, растерянный, оглушенный прилюдным унижением, он хлопнул дверью так, что, наверное, на всей Цахкадзорской спортивной базе было слышно. И уехал в Ереван, не видя вокруг никого, не чувствуя ничего, кроме ослепляющей незаслуженной обиды. Откуда было знать незамутненному интригами парню, что именно его великолепный рывок в чемпионы и стал причиной безапелляционного решения наставников сборной. Позже Шаварша просветили: ведь тренировал его и вывел в чемпионы республики человек не местный, приглашенный тренер. И что же, все лавры достанутся ему? Взыграли амбиции, «национальная гордость», надо было доказать, что сами с усами. А то, что талантливого спортсмена подрезали на взлете,ну так спорт, извините-подвикьтесь, не для кисейных барышень. Перетопчется.
Поэтому в тренерском совете очень удивились, оскорбились даже, узнав, что самолюбивый Шаварш, плюнув на полученные разряды и неистовым трудом добытое звание чемпиона, предпочел начать все сначала-перешел на подводное плавание. Причем в тот же самый
день, когда получил отказ, не откладывая и не обдумывая, с ходу.
Сложилось так, что первым же из знакомых, кого встретил возбужденный Шаварш, приехав с базы в Ереван, оказался Липарит Алмасакян-он до недавнего времени тренировал спортсменов-подводников ДОСААФ. Но тоже напоролся на хитросплетенную интригу, был безо всякого основания объявлен «неперспективным»универсальная отмазка!и порвал отношения с этой организацией. Так что двум спортсменам было о чем поговорить по душам. Несколько часов провели вместе, перекусили, выпили по чуть-чуть. Теперь, рассказывал Липарит, он тянул лямку дежурным тренером в бассейне и тосковал по настоящей работе. «Послушай,вдруг осенило его,переходи в подводное плавание, я буду тебя тренировать». Идея была столь же неожиданной, сколь
и блестящей. Шаварш не раздумывая хлопнул приятеля по руке: «Идет!»
Этот насыщенный событиями длинный день завершился их первой совместной тренировкой. Правда, пока не подводной. Они отправились на Ереванское водохранилище-у горожан оно сходило за местное озеро, и стали наматывать многокилометровые круги по берегу. До тех пор, пока не ушло наконец напряжение, не отпускавшее Шаварша с утра.
Убивал тактикой
Обида подпитывала спортивную злость. Шаварш бешено тренировался: пробежки на десятки километров с 20-килограммовым рюкзаком, десятки приседаний со 140-килограммовой штангой, в воде-восемь стометровок подряд за восемь минут. И уже через полгода-первая победа на соревнованиях. Еще полгода-и на чемпионате СССР, выступив во всех существующих на тот момент дисциплинах, Шаварш взял одно второе и два третьих места. Его поздравляли с успехом-он, фактически новичок в этом виде спорта, уступил лишь сильнейшим в Союзе подводникам! А он твердил: «Не бывает достойного второго места. Предпочитаю как у спартанцев: победителю-венок, остальные-ногами вперед!»
Приближался VI чемпионат Европы по подводному плаванию: 1972 год. 19-летнего Шаварша включили в состав советской сборной запасным. Но когда на сборах он трижды превысил официальные мировые рекорды, его перевели в основной состав. Результат превысил ожидания-в соревнованиях на 50 и 100 м он установил два мировых рекорда, два золота дополнил на других дистанциях серебром и бронзой. Дальше пошло по нарастающей.
».
В 70-х еще не было техники, позволявшей следить за драматичной борьбой соперников под водой. Потому подводное плавание проигрывало в зрелищности чуть ли не всем видам спорта и широкую публику мало интересовало. Зато в кругу спортсменов-подводников имя Шаварша Карапетяна к осени 1976-го стало легендой: шестикратный чемпион СССР, 12-кратный чемпион Европы, 17-кратный чемпион мира, 10 мировых рекордов в разных подводных дисциплинах. Его признавали лучшим подводным пловцом планеты.
Казалось бы, только и радоваться кураторам спорта. Но начальство в лице председателя ЦК ДОСААФ почему-то вдруг насторожилось: «Как мог в безводной Армении вырасти спортсмен-подводник?»хмуро вопросил он с трибуны съезда Общества, и подневольные чиновничьи сердца сжались в гнетущем
чувстве непонятной виновности. Как бы само собой сформировалось «мнение». Засуетились интриганы, которых всегда хватает вокруг выдающихся спортсменов, И так удачно для них совпало, что прямо перед отборочными соревнованиями к первому чемпионату мира по подводному спорту в Ганновере Шаварш заболел. Соответственно на тренировке понизил результат. Уже через несколько дней он вошел в форму и во время очередной тренировки вновь перешиб мировой рекорд. Но повод отодвинуть чемпиона, расчистить дорогу «своим» был найден, и претендента на новые рекорды поторопились задвинуть в запасной состав сборной. Повторялась старая история. Но теперь 23-летний Карапетян знал себе цену. Он свое еще возьмет. Пусть даже сборная Советского Союза улетела в Германию без него.
Просто я был ближе всех
Помимо спортивных побед имелись у Карапетяна рекорды, взятые вдали от водных дорожек, тренеров, трибун, софитов и телекамер. И были они покруче тех, что увенчаны чемпионским золотом,тут ставкой была жизнь.
Шаварш (и не он один) хорошо запомнил день 8 января 1974 года.
Как обычно, он сел в автобус, идущий из Цахкадзора в Ереван. Там было еще человек тридцать, много спортсменов. Горная спортивная база в Цахкадзоре славилась на всю страну-еще в преддверии Олимпийских игр в Мехико 1968 года ее расширили и сделали Всесоюзной учебно-тренировочной базой. В автобусе было шумно, весело-многие знали друг друга. За шутками и смехом почти не обратили внимания на то, что произошла вынужденная остановка-неполадки в моторе заставили водителя выйти и разобраться. Все бы ничего, но случилось это на крутом подъеме. Лишь только шофер спрыгнул на землю, неуправляемый автобус вдруг начал скатываться назад, прямо к краю глубокого ущелья, вдоль которого вился серпантин дороги. Первым это заметил Шаварш. Он находился у двери и мог еще успеть покинуть машину, неумолимо приближающуюся к пропасти. В таких случаях срабатывает инстинкт самосохранения-не каждый бы удержался от возможности спастись при виде неминуемой катастрофы. Но Шаварш не раздумывая рванул в другую сторону-к кабине. Локтем разбил стеклянную стенку, бросился в водительское кресло и нажал на тормоза. Они не сработали. А машина уже набирала скорость. Не оставалось и секунды. Выручила наработанная мгновенная реакция-Шаварш резко повернул руль к скалистой стене горы.
Потом эксперты признали, что это было единственно верным решением, спасшим жизнь людям. Репортеры засыпали Шаварша вопросами: как? почему? что подвигло? Он смущенно пожимал плечами-чего бы стоила его спортивная закалка, если б она ушла лишь в рекорды
и отступила в жизненно важный момент. А вслух лишь пояснил: «Просто я был ближе всех…» В Ереване эта фраза стала знаменитой-впоследствии Шаваршу еще не раз довелось ее повторить при весьма чрезвычайных обстоятельствах.
Они не заставили себя ждать. Всего через два года, в сентябре 1976-го, когда Шаварш при ином раскладе как раз должен был бы брать рекорды в Ганновере, судьба подкинула ему испытание на пределе сил и возможностей. Считается, что всего несколько людей во всем мире могли бы сделать то, что совершил он. А может, и вообще никто.
16 сентября Шаварш с неизменным 20-килограммовым грузом за плечами вместе с братом Камо, тоже пловцом-подводником, и тренером Липаритом Алмасакяном совершал ежедневную 20-километровую пробежку по берегу Ереванского озера-водохранилища. Здесь шла привычная жизнь: другие спортсмены на пробежке, мамы с детьми на прогулке. По шоссе, проложенному вдоль берега, проезжали такси, троллейбусы, автобусы. На одном из поворотов бегунов обогнал переполненный троллейбус 15-го маршрута. Дальше произошло невозможное, невиданное, страшное. На глазах у множества людей троллейбус
вдруг дернулся, изменил направление движения и, на полном ходу проломив ограждение, рухнул в воду. Он сразу ушел вниз-на 10-метровую глубину-и только штанги остались беспомощно торчать над взбаламученной поверхностью омута. Внутри было 92 человека.
Круги еще расходились над местом катастрофы, а Шаварш, Камо и Липарит уже бежали туда, на ходу сбрасывая тяжелые рюкзаки и одежду. Шаварш добежал первым, нырнул в осеннюю мутную воду, ощупью нашел лестницу на задней стенке троллейбуса, ухватился, ногой пробил стекло и вытащил первого, кто попался под руку. Навстречу уже плыл Камо. Шаварш знал, что квалификации брата не хватит на вытаскивание людей из смертельной жестяной ловушки. Это никто не мог сделать, кроме Шаварша. Не сговариваясь, создали цепочку: Шаварш нырял и из жуткого месива тел и грязи, поднятой со дна, вытаскивал человека, Камо принимал его еще в воде, Липарит, раздобыв лодку, перехватывал спасенного, А там и машины скорой помощи подкатили.
На берегу собралась толпа. В воде творилось несусветное. Некоторые пассажиры пытались выбраться сами. Кто-то хватал Шаварша за руки, повисал на ногах. Ил со дна замутил воду-видимость нулевая. Разбитые стекла, сквозь которые он проникал в троллейбус, изрезали тело. К тому же, кинувшись в воду в критической ситуации, он в самый первый раз не выполнил обязательную гипервентиляцию легких-несколько глубоких вдохов. И это сразу болезненно ощутилось. Но он нырял и нырял, вытаскивал и вытаскивал, пока в очередной раз, в полуобморочном уже состоянии, не увидел, что выволок из троллейбуса не человека-а сиденье от кресла. Больше нырять не было смысла-прошло уже двадцать минут, и живых в троллейбусе быть не могло.
Как потом выяснилось, из десятков человек, вытащенных Шаварш ем, выжили двадцать. Их могло быть намного больше. Он мог бы вытащить всех. Но когда в разгар действий подоспели спасатели и Шаварш потребовал акваланг, выяснилось, что в баллонах нет газа… Так и нырял: вдох-выдох пять раз-погружение. Драгоценные секунды чьей-то жизни.
Потом, когда прибыли краны, он еще подводил тросы под троллейбус, пропускал их через салон-больше было некому, спасатели без баллонов сделать это не могли. В общей сложности 40 минут отчаянной работы в осенней стылой воде отдались двусторонней пневмонией. И-заражением крови. Водохранилище служило резервуаром для сброса канализационных стоков города, а тело пловца было изрезано стеклами-не уберечься от заразы ни при каких условиях. Он пробыл в больнице долгих полтора месяца, но до конца вылечить его так и не смогли.
Между тем дело постарались быстренько замять. Официально было зафиксировано, что троллейбус потерял управление вследствие сердечного приступа водителя. Правда, выжившие утверждали другое: некий неадекватный пассажир потребовал, чтобы водитель немедленно остановил автобус, ему надо выйти именно здесь. Водитель возразил: это тебе не такси, в неположенном месте остановку делать не буду. Тогда дебошир схватил лежащую в кабине монтировку и со всей дури обрушил ее на голову водителю-интересно, оказался ли тот кретин потом среди выживших. Однако такая скандальная версия начальство не устраивала. Еще более скандальным был тот факт, что спасатели оказались не на высоте и людей вытащил спортсмен-одиночка.
Все это противоречило светлому облику городских властей, газетам посоветовали «не раздувать». Да и не было у советской прессы такой моды-сообщать о катастрофах, кроме предназначенной для того рубрики «их нравы». Потому, когда Шаварш покинул наконец больничные стены, вся история успела тихо перейти в разряд местных устных легенд.
Второе дыхание
Врачи не давали гарантию, что Шаварш может вернуться в спорт. В легких образовались спайки, вызывая удушливый болезненный кашель. Но в самом скором времени он возобновил тренировки. Коллеги удивились, когда он появился в Цахкадзоре через длительный промежуток времени-там о происшествии не слыхали. Но заметили, что Шаварш «уже не тот». Через много лет он признавался: «Я нырнул в бассейн и первое, что понял, что легкие уже не те. Раньше я игрался со своими соперниками, а теперь уже боролся. Я проигрывал свои коронные дистанции… И так тяжело было плыть, словно гири привязали.
Но я все равно поставил еще один мировой рекорд. Последний».
Да, он остался верен себе. Через год, в 1977 году, вновь вышел на соревнования-в очередной раз стал чемпионом Европы, чемпионом СССР, поставил новый мировой рекорд на дистанции 400 метров. Лишь после этого, в 1980-м, окончательно покинул спорт.
И выяснил, что мужество требуется проявить не только в борьбе за спортивный успех и не только в трагических обстоятельствах. Гораздо труднее сохранить его, когда ты оказываешься никому не интересен и не нужен. Сколько спортсменов в стране сломалось, оказавшись в подобной ситуации. Шаварш выстоял.
Получил диплом института народного хозяйства-он учился там, еще будучи спортсменом, оставалось сдать госэкзамены. Стал работать инженером на заводе. Встретил славную девушку Нелли, женился. Нелли почти ничего не знала о прошлом Шаварша, а он предпочитал не распространяться «о делах давно минувших дней». Как жительница Еревана она, конечно, слыхала от людей о трагедии на озере и спасении пассажиров каким-то пловцом, Но ей и в голову не могло прийти, что это и был ее Шаварш. Потрясенная супруга узнала об этом лишь из газеты-в годы гласности журналист из «Комсомольской правды» откопал давнюю историю, разыскал Карапетяна и на всю страну объявил о его подвиге.
А вскоре, в 1985-м, Нелли довелось увидеть, что Шаварш не изменил себе и по-прежнему готов сломя голову в любой чрезвычайной ситуации броситься на помощь. Он снова (!) оказался «ближе всех», когда в новом ереванском
спортивно-концертном комплексе вдруг вспыхнул пожар. И первым кинулся на помощь людям. Обожженного, потерявшего сознание, его вынесли из объятого пламенем здания так, как он до этого сам выносил пострадавших от огня. После этого устное народное творчество ереванцев обогатилось новой байкой: «Экстренные телефоны: 01-пожарные, 02-милиция, 03-скорая помощь, 04-служба газа, 05-Шаварш Карапетян».
После статьи в «КП» всенародная слава обрушила на Шаварша горы писем. На республиканском телевидении сняли документальный фильм «Ереван-Шаваршу Карапетяну» о любви и признательности к самоотверженному соотечественнику. Вышла в свет книга Вадима Лейбовского «Двадцать жизней Шаварша». Шум в прессе не утихал. И только власти республики и страны хранили упорное молчание. Как же-ведь
получил Карапетян в свое время медаль «За спасение утопающих», почетную грамоту и премию в размере 40 рублей. Что еще надо?
В бой за справедливость кинулся московский публицист Геннадий Бочаров, опубликовавший в весьма влиятельной в те годы «Литературной газете» очерк. Почему Шаварш Карапетян до сих пор не стал Героем Советского Союза?задал он логичный вопрос. И тем начал всесоюзную кампанию за присвоение герою достойного его звания. Бочаров не ограничился постановкой вопроса-он лично встретился с высокопоставленными чиновниками республики-сам первый секретарь ЦК партии Армении горячо уверял, что конечно, обязательно, всенепременно… Но партийные бонзы поднаторели в умении выскальзывать из неловких ситуаций. С почестями и славословиями Карапетяну вручили… орден «Знак почета». Хитроумный ход-по установившейся в СССР традиции после награждения целых пять лет нельзя было присуждать новую награду.
Между тем с подачи того же Бочарова подвиг спортсмена был отмечен ЮНЕСКО специальным знаком Fair Play, его имя прозвучало с трибуны ООН. И только пробить глухую оборону властей страны не удалось. Даже в новые времена, когда призыв дать герою Звезду Героя был обращен уже к президенту Российской Федерации.
Скромник Карапетян от шумихи отбивался: «Зачем мне награды? Люди помнят».
В годы развала Советского Союза ему и впрямь стало не до наград-в семье трое детей, надо было как-то выживать.
В конце концов Шаваршу пришлось покинуть Ереван, почетным гражданином которого он был объявлен. В 93-м он перевез семью в Москву, помыкался, собрал нескольких земляков и открыл небольшое обувное предприятие с многозначительным названием «Второе дыхание».
На отсутствие внимания к себе жаловаться не приходится. Он-почетный президент Российской ассоциации подводного плавания. Национальный герой Армении. Ежегодно в России проводятся Всероссийские соревнования по подводному плаванию на приз Шаварша Карапетяна. В 2007 году был создан благотворительный Фонд Карапетяна для поддержки развития подводного спорта в России.
Но что удивительно-никто из двадцати человек, спасенных им из затонувшего троллейбуса, за все эти годы так и не удосужился прийти к Шаваршу с простым словом «спасибо».
Впрочем, не так давно один позвонил. Впервые. И… попросил помочь с работой. «Помнит!»порадовался Карапетян.
?
?
?