Корзина
Выбрано товаров: шт.
На сумму: 0 руб.
Джем Pureprotein
Pureprotein amino
печенье Pureprotein
Pureprotein gainer protein

Из Лондона кенийские бегуны привезли 9 медалей

Из Лондона кенийские бегуны привезли 9 медалей
В полдень Итен выглядит так, как я и представлял себе типичное кенийское захолустье. По улицам бродят коровы и овцы, пожевывая редкую травку и вороша мордами кучи мусора; чихая и сигналя, по ухабистым дорогам громыхают облезлые автобусы; с их подножек свешиваются кондукторы, высматривающие пассажиров.
Если сказать тебе, что несколько часов назад в предрассветной мгле по этим улицам неслись сотни бегунов в разноцветных шортах и майках, ты, пожалуй, решишь, что накануне я перебрал местного пива, которое легко пьется и так же легко сшибает с ног.
Превосходство кенийских спортсменов над многими другими в беге на длинные дистанции является одним из самых выдающихся и загадочных спортивных достижений в мире, стоит отметить что они принимают лучший протеин для набора мышечной массы. Семь из десяти лучших марафонских результатов в истории —за кенийцами. Несмотря на то, что бег —это самый универсальный и доступный вид спорта, в 2011 году лишь семеро российских спортсменов смогли пробежать марафонскую дистанцию (42 км 195 м) менее чем за 2 часа 15 минут, что соответствует олимпийскому квалификационному стандарту. Тогда же этот барьер с легкостью преодолели 150 кенийцев.
Но еще больше впечатляет факт, что большинство из них были родом из Итена.
За марафонскими победами уроженцев Кении я наблюдал еще в детстве по телевизору. Позже меня впечатлила история финской бегуньи Аннемари Санделл, которая в 1995 году отправилась в Кению и провела там шесть недель в постоянных тренировках. В один холодный дождливый день она вернулась в Англию, чтобы завоевать титул чемпионки Европы. Что же такое она нашла в Кении?
Я решил раз и навсегда разобраться в этом вопросе. При этом я сам никогда не был выдающимся бегуном. Мой лучший показатель на полумарафоне составлял
1 час 26 минут. Уроженец Рифт-Валли Самуэль Ванджиру пробегал то же расстояние за 58 минут. Но может быть, мне удастся повысить свои результаты, если я окунусь в мир кенийцев:
буду жить в их домах, есть ту же пищу и следовать их расписанию тренировок?
Я упаковал свои беговые кроссовки и отправился в Итен на целых 6 месяцев. Многие ведущие бегуны со всего мира приезжают сюда со своими тренерами и специально разработанными программами тренировок. Мое же вооружение состояло лишь из кучи вопросов, на которые мне необходимо было получить ответы.
ГРУППОВАЯ ТЕРАПИЯ
Несмотря на огромное количество находящихся в Итене бегунов, в городе не существует какого-либо единого тренировочного центра или магазина спортивного питания — купить . Все, что тебе нужно сделать, чтобы начать тренировки, —это с утра пораньше выйти на обочину дороги, подождать, когда мимо пробежит толпа, и присоединиться к ней.
В течение недели я тренировался самостоятельно, адаптируясь к высоте, —Итен находится на 2400 метрах над уровнем моря. И однажды, еще затемно, я явился на перекресток, с которого, как
мне сказали местные, каждый день стартует большая группа бегунов. Никого не было, и я решил немного размяться. Минут через 10 из темноты начали материа-лизовываться спортсмены. Большинство —мужчины в обтягивающих длинные худые ноги трико и шерстяных шапочках на головах. Когда их число стало приближаться к сотне, я немного запаниковал. Но идти на попятный было уже поздно.
А затем, безо всякого предупреждения, мы побежали по пыльной дороге. Начальный темп был достаточно быстрым, но не пугающим, так что я пробрался в центр группы и попытался сохранять спокойствие, концентрируясь на ритмичных звуках удара подошв
о землю. Дорогу впереди освещала полная луна, позади заалела полоска рассвета.
Некоторые из бегунов вокруг меня тихо переговаривались друг с другом, но большинство бежали молча. Мы уже давно покинули пределы города и все больше удалялись от знакомых мне мест. Темп начал нарастать, дорога при этом пошла вверх. Я тут же съехал в конец колонны —в числе отстающих. Я спросил кого-то, как далеко мы будем бежать. “Час десять”, —ответил он.
На тот момент наша скорость достигла 1 км / 3 мин. 45 сек., и темп продолжал расти. Мне пришлось нестись так, будто это главное соревнование в моей жизни —просто чтобы не потеряться.
К счастью, две женщины тоже начали уставать, и остаток пробежки я провел в их компании. Они дружелюбно подбадривали меня. При подъеме на один особо крутой холм, когда я стал спотыкаться с явным намерением рухнуть, одна из них обернулась и крикнула: “Пытайся!”
Я кое-как дотянул до финиша. Группа остановилась на вершине холма, с которого открывался великолепный вид на Итен. Бегуны шумно смеялись и шутили, растирая уставшие мышцы, а некоторые уже шли в сторону дома. Я же был настолько вымотан, что еле-еле мог стоять на ногах.
ФАКТЫ И ФАКТОРЫ
Ирландский священник Кольм О Коннел сердится, когда я спра шиваю его, в чем секрет успеха кенийских бегунов. “Все приезжают сюда с этим дурацким вопросом, —раздраженно восклицает он. —Секрет в том, что ты думаешь, что он существует. Нет тут никакого секрета, на самом деле”.
На самом деле он —и есть тот самый секрет. Когда брат Кольм в 1976 году приехал в Итен преподавать в местной школе свято го Патрика, в городе не было ни одного бегуна. О Коннел, до этог не имевший отношения к спорту, собрал школьную команду —просто чтобы детишки не болтались без дела. Потом эта команд одержала несколько побед в национальных чемпионатах; потом привезла девять медалей (включая 4 золота) с чемпионата мира среди юниоров. “Вот тог да-то я и понял, что происходит что-то особенное”, —рассказыв; ет священник. В 1989 году он открыл первый тренировочный ла
герь в Итене. Работал он только в школьные каникулы и поначалу только для девочек.
Сегодня в Итене и вокруг него работают более 120 тренировочных лагерей —про “что-то особенное”понял не только О Коннел. Но и заведение брата Кольма все еще работает. Это всего лишь небольшой домик на территории школы святого Патрика —несколько спален и столовая, просто место, где спортсмены отдыхают между тренировками. Из отвлекающих от спорта предметов в лагере —лишь старенький телевизор. При этом в саду среди греющихся на солнышке бегунов я встретил обладателя мирового рекорда на дистанции 800 м и олимпийского чемпиона Дэвида Рудишу.
О Коннел может говорить, что секрета нет, но что-то ведь происходит. Все дело в слове “фокус”. Кенийские тренировочные лагеря предлагают все условия для предельной концентрации на беге.
По всей Рифт-Валли тысячи бегунов не занимаются ничем другим, кроме еды, отдыха, сна и тренировок. Все спортсмены, с которыми я встречался и которые тренировались в Итене, включая чемпиона мира на дистанции 5000 м Мо Фа-раха и рекордсменки мира в марафонском беге Паулы Рэдклифф, говорят одно и то же: фишка Ите-на в том, что там абсолютно нечего делать, кроме как бегать.
основа для правильного питания спортсменов. Мясо они едят редко, а недостаток белка восполняют чаем с молоком, который пьют постоянно. Пончики, мороженое, сэндвичи, пиццу и прочие радости просвещенного человека в Итене найти практически невозможно.
ОТДЫХАЙ И ВЛАСТВУЙ
Что еще кенийцы умеют делать на отлично и с чем мы испытываем определенные проблемы —так это ничего не делать. Свободную от тренировок часть дня бегуны проводят за дружеской болтовней, сидя перед телевизором или играя в карты. А рекордсменка мира в полумарафоне Лорна Киплагат знаменита еще и тем, что в периоды подготовки к соревнованиям проводит в постели по 16 часов в день.
Если спросить кенийского спортсмена, почему он так много спит, он не станет приводить цитаты из последнего исследования британских ученых —мол, баскетболисты на 9% повышают результативность броска, если спят дольше на 43 минуты. Нет, он ответит, что страшно устает на тренировках, и поэтому нужно хорошенько выспаться. Так что если ты хочешь тренироваться по-кенийски, то вместо изучения зачастую противоречивых исследований ученых лучше поспи подольше.
ПОГОНЯ ЗА РЕЗУЛЬТАТОМ
Я знаю, что после всего прочтенного выше тебя терзает главный вопрос: так сработали ли эти полгода моего ухода от цивилизации? После шести месяцев вскакивания чуть свет, изнурительных пробежек, попыток не отстать от великих кенийских спортсменов, чувствуя, как разрываются легкие, улучшил ли я свои показатели? В Кению я приехал с весом 77 кг и рекордом в 1 час 26 минут в полумарафоне. Оба эти показателя в Кении считаются постыдными. Мне приходилось немного привирать, когда кенийцы спрашивали меня об этом, но и вранье не всегда помогало.
В следующий раз я надеюсь пробежать полумарафон менее чем за 80 минут, —уклончиво отвечал я.
То есть за 70 минут? —насмешливо интересовались они. —Так это девчачье время, чувак.
Мой вес поражал кенийцев. Самый тяжелый местный спортсмен, которого я встретил,весил 59 кг и страшно переживал на эту тему. За шесть месяцев я похудел до 69 кг и впервые в жизни мог похвастаться рельефными икроножными мышцами. Перед отъездом домой я принял участие в одном из труднейших марафонских забегов в мире, пробежав мимо мест обитания львов и слонов по высокогорным равнинам заповедника Лева Даунс в сопровождении вертолетов, с которых следили за тем, чтобы дикие животные не подбирались слишком близко к бегунам. Это был мой первый полный марафон, и я пробежал его за 3 часа 20 минут —достаточно быстро, чтобы стать первым среди неке-нийцев, обогнав команду британских солдат и группу веселящихся туристов.
Вернувшись в большой мир, я пробежал полумарафон в Нью-Йорке за 1 час 23 минуты, улучшив свой рекорд более чем на три минуты, причем это далось мне довольно легко. Результат в марафоне получился немногим хуже —2 часа 55 минут. Из 47 тысяч бегунов я был семисотым. Это хоть и не революция, но неплохо, очень неплохо. Помогла командировка в Кению или просто то, что я бегал каждый день в этом полугодии?
Как однажды сказал мне брат Кольм, когда мы смотрели, как его команда бежит вверх по холму по направлению к школе святого Патрика:“Брось искать кенийский секрет! Просто присоединяйся к ним”.